Дайте прикоснуться к Святому Андрею

гид по тоскане

Утро 30 ноября. Спешу в Художественный музей по пустынной улице маленького городка, названного кем-то (не помню, кем) «идеальным городом эпохи Возрождения».
Практика.
Мне уже все нравится.

Надпись над крепостными воротами города:
PROTEGE VIRGO CIVITATEM TUAM — ЗАЩИТИ ГОРОД ТВОЙ, ДЕВА.
Отсутствие людей на центральной улочке города.
Закрытые жалюзи магазинов.
Тонкий, навязчивый запах овечьих сыров*, которыми славится Пьенца.
Узнаваемые места типа: вот в эту арку въехал старенький рено, на котором героиня из «Есть. Любить. Молиться» поехала в «деревню» к друзьям готовить рождественскую индейку, или вот на этой площади в фильме Франко Дзеффирелли «Ромео И Джульетта», Ромео что-то празднует со своими друзьями, вот в этом дворце, жили Медичи, в телесериале » Медичи повелители Флоренции».

И сам музей, в который я спешу ранним воскресным утром, – это тоже захватывающая история дворца Родриго Борджиа – будущего папы Алекандра VI, который, конечно, не собирался палат себе в «захолустье» строить, но пришлось – папа Пий II настоял.
Дожидаюсь моих коллег и начинаем обзор музея, повторяя заученный материал в ожидании случайно заглянувших «на огонек» туристов. Медленно продвигаясь по залам, доходим до зала сиенского Возрождения.
И видим такую картину.
Усатый и бородатый тип, усердно крутя ручку, вставленную в край витрины, точным движение уличного шарманщика «вскрывает» бронированное стекло. При этом пуленепробиваемое стекло безоговорочно поднимается на каких-то невидимых шарнирах, оголяя позолоченный ковчег, усыпанный драгоценными камнями, Святого Андрея Первозванного.
Без сомнения, в порыве:
– Ой! А это вы что делаете?!
Без сомнения бородатый тип в ответ:
– Мощевик Андрея достаю!
С удивлением отвечаю:
– Это вы зачем это его достаете-то?
Усатый, с уверенностью:
– Щас в храм понесем. Сегодня праздник в городе.
– А-а-а-а! – мы все вместе. – Сегодня же 30 ноября!
День Святого Андрея Первозванного, покровителя города Пьенцы.

Святые мощи апостола Андрея попали в Италию в середине XV века, когда деспот Фома Палеолог, принц Мореи, небольшого государства на Пелопоннесе, спасаясь от преследования захватчиков Османской империи, по приглашению папы римского Пия II пришвартовался к берегам Италии, привезя с собой ценный груз – забальзамированную голову Андрея Первозванного и десницу Иоанна Крестителя*.
Мощи Андрея были привезены Палеологом в серебряной дарохранительнице византийского скульптора IV века, доставлены в Рим с почестями и переложены в новый, более «модный» ковчег, выполненный флорентийским художником и золотых дел мастером Симоне ди Джованни Кини. Старый же ковчег Пий II отправляет в дар своему детищу – любимому городу, отстроенному им же и названному в честь него же славным именем Пьенца.


В 1964 году по просьбе митрополита греческой православной церкви папой Павлом VI святые мощи Андрея возвращают христианской церкви вместе с византийским мощевиком.
Не задумываясь, совсем бесхитростно, обращаясь к бородатому:
– А можно я ковчег потрогаю?!
Он в ответ так же спокойно:
– Трогай!
Протягиваю руку к серебряной поверхности бюста, кладу пальцы на прохладную поверхность метала. «Надо, наверное, что-то загадать», – думаю. Стараюсь сосредоточиться на мыслях.
– Пи-пи, фи-фи, буль-буль, ж-ж-ж-ж-ж, ш-ш-ш-ш-ш!
Одни помехи в голове, никаких мыслей.
– Э-э-э-х, – ворчу про себя. – Вот когда надо, н-и-и-и-и-и-чего путного в голову не лезет.
Тут приходит другой – молодо и здоровый, с красным выцветшим мешком. За ним плетутся недовольная музейщица и маленькая скучающая девочка. Бюст достают и ставят на скамейку для посетителей в центре зала.
Лепота! Такой спокойный взгляд у апостола: вроде бы и на тебя смотрит, а вроде бы и сквозь тебя, золотые волосы чуть выше плеч… Какое-то БЛАЖЕНСТВО во всем обличье.
Обращаясь к молодому:
– А это правда, что челюсть Андрея в ковчеге так и осталась?
Молодой с гордостью: – Правда!
Мы как сороки со всех сторон, в запале страсти:
– А-а-а-а! Дайте прикоснуться к Андрею!
Музейная работница, расставив широко ноги и вытянув руки в стороны:
– А-а-а-а-льт! Никому не приближаться! НИ-ЧЕ-ГО не трогать! У меня и так предынфарктное состояние! И вообще: посторонние, покиньте помещение!
Тихо кучкуемся за ее спиной…

По описаниям историков того времени папа Пий II подарил византийский мощевик Пьенце вместе с челюстью святого. В 1964 году, когда папа Павел VI вернул мощи христианам в византийском ковчеге, чтобы не обидеть, а отблагодарить Пьенцу папа отправляет сюда «новый», возрожденческий ковчег. Именно в нем, по городским преданиям, хранится святая челюсть их божественного покровителя, не возвращенная горожанами Патре – месту казни святого Андрея*.

Наблюдаем из-за спины работницы в предынфарктном состоянии, как бюст укладывают в красный выцветший мешок, и молодой, лихо закинув его за спину, предвестником приближающегося Нового года удаляется восвояси.
Смотрю, как покидает зал сиенского Возрождения почетный квартет, и думаю, что же сказать ТАКОГО важного.

«Поздрвля-а-а-а-а-ю!» – кричу вслед одновременно с напутствиями моих коллег.

 

ИГОГОГОГОГОГОООООО

гид по тоскане

*По средневековым легендам, в 8 веке из Константинополя, Святые мощи Андрея, были перевезены шотландским монахом Регулусом и хранятся в Кафедральном Соборе- Сэн-Эндрю. По другой версии в 1208 году крестоносцы привозят части мощей на Амальфи, итальянский остров, где они и находятся. По третьей в 1461 Фома Палеолог привез голову святого в Рим в признательность Папе за гостеприимство.

*Легенда о челюсти Святого Андрея лежащей в мощевике, это всего лишь пьенцовские легенды. Мощевик пуст. Голова Святого, переданная папой Павлом VI, находится в Патре, остатки ее, нижняя челюсть, кусочки креста, на котором был распят Святой, находятся в одной из 4-х пилястр, поддерживающих купол церкви Святого Петра в Ватикане.

* Пекорино- от ит. pecorino, сыры приготовленные из овечьего молока. Пекора-pecora, по итальянский- овца, пекорино- сыр из ее молока и забудьте о коровке, вы в Тоскане (хотя и коровьи сыры мы здесь с вами тоже найдем), наслаждайтесь ароматами незатейливой крестьянской, такой здоровой и вкусной кухни.

ma4ga